ФЭНДОМ


Вернуть секретные документы
Чего только не бывает с человеком на войне! И драпать приходилось от танков “быстроходного Гейнца”, и в окопах под Москвой мерзнуть, из котла Харьковского выходить, и по чердакам да по подвалам Сталинградским лазить. Да и то сказать – повезло еще старшине Николаеву. Сам то он из сибиряков, здоровьем бог не обидел. Хоть зверя не промышлял, на заводе работал, но ружьишком, бывало, баловался. Призвали его еще в Финскую. Там до сержанта дослужился. Войну с немцем Николаев встретил уже бойцом опытным, закаленным. “Наш ветеран” молодежь пошучивала. Да вышло так, что из-под Харькова из всего батальона он один и выбрался. В Сталинграде, как стрелок знатный, попал он в ученики к самому Василию Зайцеву. И лето 1944г. Николаев встретил уже старшиной, при ордене, командиром особого диверсионного отряда.

Записка Полякову Править

На рассвете 10 августа 1944г., в штаб ***-го танкового корпуса проник человек, предъявивший документы на имя капитана Леонова, представителя ГУКР СМЕРШ. Воспользовавшись халатностью охраны, Леонов внезапно открыл огонь, смертельно ранив шифровальщика штаба корпуса и двух бойцов. Захватив секретные документы, он скрылся. Преследование не было организовано должным образом и Леонову удалось достичь Шиловического лесного массива. По свидетельству преследовавших Леонова красноармейцев, при прочесывании массива был слышен звук взлетающего самолета. На одной из полян были обнаружены явственные следы взлета и посадки легкого самолета. В 07:30 из штаба ***-го авиаполка пришло сообщение, о том что истребителями этого полка был сбит немецкий самолет “Физелер-Шторьх”, двигавшийся через линию фронта, с востока на запад. Самолет упал за передним краем немецкой обороны, степень его разрушения неизвестна. Учитывая особую важность похищенных документов, приказываю немедленно организовать диверсионную группу для захвата или уничтожения этих документов. Одновременно будет предпринята локальная наступательная операция с целью захвата района падения самолета. Следует любой ценой не допустить переправку захваченных документов в немецкий тыл. Диверсионная операция должна начаться не позднее 10:00. Об исполнении доложить. Егоров.

Карта проведения операции “Перехват” (10 августа 1944г.) Править

Непыльная работка выпала старшине Николаеву и его бойцам – проникнув в оперативные тылы немцев захватить и вернуть похищенный документы.
Вздохнув, Николаев запихал карту обратно в планшетку. И вроде не много немцев, а все ж действовать следует осторожно. Через ручей не переплыть – берега круты, а у мостика – пулеметчики ждут, да патрули ходят. У упавшего самолета тоже пулеметов понаставили, траншею вырыли, укрепились. А не для отвода ли глаз? Агента немецкого, поди, уж и след простыл. Но начальство указало – проверить самолет – значит надо. Пока армия наступает, чтоб дороги перерезать, пока истребители не дают немцам “воздуху”, ты Николаев извернись, но документы добудь. Умри, но сделай. А лучше сделай, и не умирай.

Однако пора действовать. Давно замечено – если по немцам, сидящим в укрытиях стрелять – они либо отстреливаются, либо делают вылазку. А вот если в них метать ножи – они не обращают на это внимания. Николаев так и поступил. Отложив свою “трехлинейку” он собрал у всех товарищей их ножи, крадучись подполз к бережку ручья и принялся за дело. Немцы совершенно не обращали внимания на падающих на их глазах товарищей – выстрелов-то нет! Однако ножи кончились, а к почти выбитому отряду прибежал на подмогу еще один. Тут уж и пострелять пришлось. Патрули, что по дороге курсировали, вместо того, чтоб подмогу звать, сами кинулись в бой. Тут все и полегли. Отряд переправился по мостику через ручей, поднабрался трофеев и затаился в кустах. Николаев прикинул – незачем всем сразу лезть в пасть зверя. Четыре пулеметчика остались стеречь место отхода, он же, вооруженный снайперской винтовкой, трофейным MG-34 и пропастью гранат, отправился один. Для начала были очищены от немцев строения у дороги, напротив места падения самолета. К самому самолету соваться сразу не стал, решил зайти с другой стороны и попал под минометный обстрел. Оказывается, за кирпичными стенами в самом центре карты, стоят два миномета. Да еще и чуть не взвод пехоты прячется внутри, в какой-то мастерской. А на самом верху дымовой трубы этой мастерской сидит наблюдатель. Надо разобраться с этими минометами. Если минометы замолчат, сможет подойти армейское подкрепление. Но стоит сначала отступить немного назад и вдоль ручья пройти на север, ко второму мостику. Около него – мельница и несколько зданий. Но главное – в ящиках, что стоят неподалеку полно боеприпасов. Пехоты немного, выбить ее не составляет труда. Николаеву, вооруженному снайперской винтовкой, пара цинков винтовочных патронов пришлась весьма кстати. Но как только он завернул за угол дома, его ждал неприятный сюрприз – два броневика, доселе невидимые. Еще один известный факт – если в броневике сидят два немца, то один управляет машиной, а другой – за пулеметом. Когда стрелка убивают, водитель бросает управление и выбирается в пулеметную башенку. Как раз под выстрел. Так, затратив от двух до пяти патронов, можно захватить совершенно неповрежденный броневик. Но Николаеву попались какие-то атипичные немцы. Сняв чудо-выстрелом стрелка в одном броневике, он никак не ожидал, что водитель этого броневика, не вылезая из водительского кресла, поедет его давить. Да тут еще и второй броневик открыл огонь. Помыкавшись, Николаев отказался от мысли захватить броневики. Он просто взорвал их гранатами. Хоть время не ждет, агент с документами может быть эвакуирован, торопиться с минометами Николаев не стал. В конце концов, таймер не бежит, понуканий от начальства нет, зачем же спешить, рискуя своей головой? Сняв издали наблюдателя на трубе мастерской и патруль, обходивший стену по периметру, Николаев подобрался к самой стене вплотную. Конечно, можно было перебросить через нее противотанковую гранату и уничтожить один из минометов. Тем более что рядом стоят две емкости, от которых явственно тянет бензином. Но Николаев хотел захватить минометы неповрежденными – они могли пригодиться в дальнейшем. Поэтому, под ноги минометчиков полетела противопехотная граната. Осколки разлетелись так удачно, что уничтожили и расчет станкового пулемета, находившегося рядом. Потом, спасаясь от огня второго миномета и от кинувшейся вдогонку пехоты, пришлось отступать, отстреливаясь, обратно к мельнице. Совершив несколько подобных рейдов, Николаеву удалось уничтожить расчеты второго миномета и пулеметов, и выманить и перестрелять их пехотное прикрытие. Здание мастерской с засевшими там гитлеровцами пришлось закидать противотанковыми гранатами. Открылась и подлая хитрость фашистов. В ветвях дерева, неподалеку от ворот в кирпичной стене, сидел снайпер. Поначалу Николаев никак не мог понять, откуда по нему ведется стрельба, и лишь случайно заметил каску, блеснувшую между ветвей. Как только замолчали минометы, по дороге с юга (мимо зачищенного Николаевым строения) по направлению к траншее у самолета, двинулись армейские части, на подмогу диверсантам. Сначала пехота и броневики, потом и танки. Николаев заняв миномет (вот он и пригодился!) открыл огонь по немцам с тыла. Группа прикрытия, оставленная у ручья тоже пошла на поддержку атаки советских войск. На помощь к немцам поспешили их подкрепления. Через мостик около мельницы сначала прошли грузовики с пехотой и самоходная зенитка. Зенитка, правда, сперва осталась у мельницы, потом, в сопровождении пехоты переехала к мосту, через который утром переправились диверсанты, и через который им надо было потом отступать. Чуть позже через мостик у мельницы прошли три немецких танка, с десантом на броне. Вокруг упавшего самолета разгорелся нешуточный бой. Диверсанты-пулеметчики при появлении немецких танков отошли с линии огня, а Николаев, подкравшись с тыла, забросал немцев гранатами. Части советской армии, предоставив диверсантам самим разбираться с осмотром самолета, повернули вдоль дороги на запад и ударили по укреплениям немцев. К тем успело подойти несколько танков и броневиков. Пехотные подкрепления постоянно подходили к обеим сторонам. Пока шел бой, Николаев осмотрел самолет и убедился, что никаких документов там нет. Значит, немецкий агент скрылся в группе строений в западной стороне. Справа к этим строениям пробивались советские солдаты, немцы организовали там плотную оборону. Слева было тихо и оборона пожиже. Диверсанты-пулеметчики заняли минометы и принялись обстреливать все в радиусе досягаемости. Николаев тем временем вернулся к пути отступления – чтоб уничтожить стоящую там самоходную зенитку и пехоту. Очистив от гитлеровцев берег ручья, Николаев, словно повинуясь некому внутреннему голосу, перешел на другой берег, казавшийся совершенно пустым. Вдруг раздались выстрелы, и Николаев еле унес ноги. Оказывается, в кустах, из которых он сам пару часов назад уничтожал немецких пулеметчиков, затаилась немецкая засада. Неприятное открытие – замаскировавшийся немец также невидим, как и замаскировавшийся русский! Уничтожив засаду, Николаев вернулся к позиции минометов. Бой у дороги все еще продолжался, немцы не отступали ни на шаг. Николаев пошел к строениям с другой стороны, очищенной от гитлеровцев огнем минометов. Остальные диверсанты тем временем оставили минометы и вернулись к месту отступления – чтоб немцы не устроили еще одной засады. Николаев взялся, было добивать оставшихся гитлеровцев около строений, но быстро убедился в бессмысленности этого дела – как только количество немцев уменьшалось до определенной критической величины, к ним на подмогу бежала пехота. Оставив уничтожение немцев армии, Николаев ворвался в дом, где затаился немецкий агент. И тут же получил пулю в упор. У хорошего диверсанта, как у кошки, девять жизней. Николаев уже наученный горьким опытом не стал второй раз выбивать дверь прикладом и орать при этом “хенде хох!”. Он просто бросил в окно гранату. Результат оправдал ожидания. Обыскав труп немецкого агента, он нашел похищенные документы, и, запихивая их за пазуху, уже мысленно вертел в гимнастерке дырочку для ордена. Но немцы оказались не так просты. Бросив безнадежную перестрелку с остатками советской ударной группы и вызвав подкрепление, они кинулись за Николаевым. Как ни обидно было Николаеву, но ему все-таки пришлось бежать от немцев со всех ног к поджидающим его диверсантам, при этом, стараясь не потерять документы, добытые с таким трудом. Но все обошлось, он благополучно достиг товарищей и не выронил бумаги. Диверсанты отступили без потерь. Потери советской армейской группы составили около двухсот человек и до пяти единиц бронетехники. Победа!
Примечание. После войны, в архивах Абвера был найден загадочный документ. Вот он: “Группенфюрер, операция “Приманка” прошла успешно. Копии документов доставлены в Берлин. Пока прифронтовая полоса русских была ослаблена, в их тылы было заброшено три группы разведчиков и диверсионный отряд.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики